Главная » 2015 » Февраль » 4 » Первый приговор - три года условно. Все ли наказаны за "некачественную" работу?

Первый приговор - три года условно. Все ли наказаны за "некачественную" работу?

04.02.2015 в 06:00 просмотров: 3128 комментариев: 0 События

Для тех, кому не захочется читать до конца, сразу оглашу результат работы правоохранительных органов. 26 января 2015 года был оглашен приговор бывшему работнику полиции, занимавшего должность полицейского-кинолога группы патрульно-постовой службы полиции пункта полиции "Демьяновский" Отделения полиции "Подосиновское" межмуниципального Отдела МВД России "Лузский", Окуловскому Андрею Николаевичу.

Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом "а" части 3 статьи 286 УК РФ (превышение полномочий должностным лицом). Назначено наказание 3 года лишения свободы с лишением права работать в системе МВД тоже 3 года. В силу смягчающих обстоятельств наказание считается условным с испытательным сроком в полтора года.

На момент написания статьи приговор в законную силу не вступил.

Примечание для СМИ: коллеги, обратите внимание, многие в своих материалах приговор "переврали"


 

Дальнейшее изложение материала будет в свободной манере, без точной привязки ко времени, с использованием материалов собственного расследования редакции и является выражением собственного мнения автора, сложившегося в силу ряда причинно-следственных связей и в результате ознакомления с материалами дела на судебных заседаниях.


Андрей Тиунцев, каким его помнят друзья

Хронология...

10 апреля 2014 года мы узнали, что в больнице умер близкий нам человек - Андрей Тиунцев. Умер, не смотря на проведенную операцию, не смотря на усилие медиков. А до смерти Андрей нескольким людям, в том числе и супруге, сказал, что его сильно ударили в полиции.

С этого времени редакция стала собирать сведения о происшествии, ведя параллельное расследование, опрашивая свидетелей, друзей, знакомых... При этом, в связи с публикацией, в этот же день, 10 апреля, меня позвали в отделение полиции и продемонстрировали прямо на установленной там аппаратуре некоторые участки записи с камер видеонаблюдения, установленных в некоторых помещениях полиции. 11 апреля на сайте я опубликовал анализ этого просмотра. В статье уже тогда указал на некоторые моменты: просмотрена не вся запись, камеры установлены не во всех помещениях...

На тот момент выяснилось, что Андрея вечером 4 апреля подобрали на улице, свозили в ЦРБ на освидетельствование, поместили в КАЗ (камера административно задержанных), а утром, 5 апреля, выпустили. Придя домой, Андрей с супругой вызвали скорую помощь, но первый раз он от госпитализации отказался. После обеда стало невыносимо, новый вызов, госпитализация, узи, операция. В этот же день, после операции, и в последующие дни, поняв, что у него на самом деле был разрыв мочевого пузыря, Андрей делился предположением о том, как он получил травму. С врачами, медсестрами, друзьями, соседями по палате...  По его словам, он получил сильный удар в спину, отлетел к стене, ощутив, что внутри что-то "щелкнуло". При этом просил друзей пока молчать, ни кому не рассказывать, желая сначала обратиться к знакомому в полиции, чтобы он посмотрел записи камер наблюдения. "Хотя... есть ли там камеры" - выразил он сомнение. В ночь на 10 апреля он скончался.

10 апреля СК (следственный комитет) к вечеру уже изъял из отделения полиции записи с камер наблюдения и другие материалы

11 апреля генерал Солодовников заявил, что пока рано говорить о причастности полицейских. Появились результаты вскрытия. Согласно судебно-медицинской экспертизе смерть наступила в результате разрыва мочевого пузыря, который мог образоваться при прямом ударе. СК возбуждено уголовное дело по факту причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). СК, кстати, при помощи нашей же полиции (что вызвало некоторое удивление) стали искать и опрашивать свидетелей, проводить поквартирный обход.

Уже 12-го полиция нашла "виновного", который в результате многочасового допроса (по информации Подосиновец-Инфо местными полицейскими) дал признательные показания, а когда отпустили домой, сказал знакомым: "А что я сделаю, пару раз по башке получил... Я же не хочу инвалидом остаться... И не выпускали, пока не подпишу. Я даже и не читал, за что там расписался".

13 апреля были похороны Андрея. В этот день вечером "виновный" на камеру показывал свои действия на манекене.

14 апреля все действия, как в параллельной реальности. С одной стороны, на сайте УМВД по Кировской области сообщается о том, что причастности полицейских к причинению телесных повреждений не установлено. Проходит информация о том, что все сотрудники прошли исследования на полиграфе, который показал, что они не причастны. "Виновный" тоже прошел такое испытание, и полиграф показал "виновность". К слову сказать, о "полиграфе". Такую же процедуру "виновный" прошел позднее у независимого эксперта и результаты были прямо противоположны. А вот полицейские, по информации редакции, пройти такое исследование у независимого эксперта отказались.

С другой стороны, 14 апреля следователи (не без помощи некоторых посторонних наблюдателей) на одной из записей обнаруживают беспричинное применение силы полицейским Окуловским. И уже 15 апреля с утра появляется информация о передаче дела следователям по особо важным делам. С этого момента местные полицейские были ограничены в получении информации о следствии и получали только разные конкретные задания на проведение конкретных следственных действий.

В ночь на 16 апреля Подосиновец-Инфо публикует запись разговора с Андреем Тиунцевым, где четко слышно, что он получил удар ногой, в результате которого и получил разрыв мочевого пузыря. А уже вечером меня пригласили "на душевную беседу" в полицию. Как я писал, тема беседы была не конкретна, беседа не конструктивна. Начальник ОП "Подосиновское (на тот момент) Автамонов, как мне показалось, попробовал донести до моего сознания, что "наверху" очень обеспокоены негативными публикациями о подосиновской полиции. Я, в свою очередь, заверил, что для редакции главное - выявить настоящего преступника и не допустить трагедии вновь.

17 апреля, с одной стороны, как впоследствии выяснилось, появляется рапорт об обнаружении признаков преступления, материалы на Окуловского выделяются в отдельное уголовное дело, выносится постановление об извлечении трупа (эксгумации). А с другой стороны, в этот же день, вечером, непосредственно перед закрытием магазина ко мне в магазин "ввалилась делегация". По анонимному звонку (что обычно не делается) уже через 35 минут по решения начальника ОП "Подосиновское" в магазине была организована проверка сообщения, в результате которой были изъяты диски с признаками контрафактности. Понятыми при этом были люди, которые отбывали срок по решению суда. Я, конечно, писал об этом тут, тут и тут.

О личном

Сразу, чтобы не возвращаться, отмечу, что "дело о контрафактности" развалилось в суде. Почему? Не буду пафосно "дело было построено на лжи". Все проще. Ведь и посадить, а не то, чтобы оштрафовать, у нас можно любого, если приложить мозги и немного усилий. А тут "ошибся" полицейский, что проводил изъятие, "ошибся" тот, кто проводил следствие, "ошибся" начальник ОП Автамонов, подписывая то, что... (не важно), "ошибся" еще эксперт, который проводил "исследования" по закону, который отменили. Тут не выиграл бы суд слепо-глухо-немой идиот, представлявший сам себя в суде без адвоката.

О "виновном"

Ну, теперь уже можно сказать что-то и о том, человеке, которого назначили "виновным". Человек прошел уже в трезвом состоянии нормальный полиграф, отказался от ранее данных показаний, которые давал в ОП "Подосиновское" и... с него сняли все обвинения.

О медицине

Это самый сложный вопрос. Вопрос о профессионализме, этике, человечности и... формально-бюрократических требованиях?!

Как ни странно, раньше вопрос с пьяными решался проще, когда на территории страны действовали "вытрезвители". Это такое "медицинско-полицейское" учреждение, где как бы и за здоровьем, и за порядком следят. А теперь? Где та грань, когда ты "выпивши" попадаешь либо в больничную палату, либо в КАЗ полиции? Вариант "дом" не рассматриваем, ведь все понимают, что туда попадают из "бобика" только знакомые, одноклассники, начальство и, простите, вероятно, сотрудники полиции.

В деле Андрея Тиунцева вопрос взаимодействия с медиками меня интересовал не меньше, чем "кто ударил". Ведь по результатам экспертизы было установлено, что разрыв мочевого пузыря мог произойти и до помещения в КАЗ. А полиция имела на руках  заключение врача о возможности такого содержания.

В ходе судебного заседания, врач, давший положительное заключение на помещение Андрея в полицию, был допрошен в качестве свидетеля.


показания дает врач

"Осмотр проводился в машине. Я убедился, что он, действительно, был в состоянии алкогольного опьянения. Признаков травм, повреждений, требующих экстренной госпитализации для оказания медицинской помощи не было выявлено". - пояснил доктор.

Вопросы задавали стороны обвинения, адвокат защиты и судья. Выяснилось, что осмотр проводился в машине так как работники полиции попросили об этом. "Тяжело его заносить, потом выносить", пояснил свидетель. На улице время суток - вечерние сумерки, в машине пользовались фонариком (по словам доктора, возможно, что включенным полицейским на телефоне). Андрей был не в состоянии отвечать на вопросы, лежал на полу машины УАЗ (буханка). Свидетель еще раз подтвердил, что повреждений ни каких не обнаружил (так и в справке написал)

Кстати, судом установлено (с показаний других свидетелей), что еще до поступления в полицию, на лице, все-таки, были повреждения. Вероятно, что их в сумерках и темноте было не видно?

Много вопросов было по степени опьянения и по методике (инструкции, порядке) обследования в таких случаях. Как пояснил врач, степень опьянения имеют право определять только лица, которые специально прошли соответствующий инструктаж и имеют соответствующий документ. В нашей больнице такое имеет право только фельдшер наркологического кабинета. На вопрос судьи о степени опьянения: "Во всяком случае, трактовать это как отравление, требующее госпитализации, я не мог. Не было таких признаков". Еще он рассказал, что для подобных случаев инструкция была составлена и утверждена главным врачом больницы уже после случая с Тиунцевым. "Других регламентирующих документов мне не знакомы" - пояснил доктор.

28 января в наш район приезжал Заместитель Председателя Правительства Кировской области Дмитрий Александрович Матвеев. Он ведет вопросы: здравоохранения, социальной защиты населения, системы социальных гарантий, льгот и выплат, физической культуры, спорта, спортивного туризма, записи актов гражданского состояния и курирует работу соответствующих структур.

Один из вопросов редакции Подосиновец-Инфо к нему как раз и был о регламенте работы в подобных случаях.

- У нас четкий жесткий порядок по работе с пьяными на улице. - пояснил Дмитрий Александрович, - Есть приказ Департамента здравоохранения совместно с УМВД. В Кирове по вызову полиции выезжает скорая помощь, освидетельствует, если это не тяжелая степень опьянения, нет опасности для жизни, скорая уезжает. Если тяжелая степень опьянения, либо угроза жизни, скорая помощь забирает в медицинское учреждение.

То есть и приказ существует, и в Кирове врачи скорой помощи могут определить степень опьянения и угрозы здоровью... Но, не вправе я делать выводы.

О том, что не предъявят в обвинении

В уголовном судопроизводстве четкие процедуры, понятия, определения. Обвинение пытается вменить только то, что сможет доказать в ходе судебного процесса. Все остальное, на основе имеющихся у нас данных, мы можем лишь оценивать со своей точки зрения. Бывает, что данных этих не достаточно, они бывают и недостоверными. А еще в определенных случаях к определенным людям и учреждениям бывают некие "ожидания", основанные, опять же, на своих собственных убеждениях.

К примеру, в больнице, я уверен, должны лечить. Уверен, что в кинотеатре ребенку не покажут порнофильм. Уверен, что учителя не имеют "любимчиков", а учат всех по мере сил. Уверен, что полиция должна нас защищать, и уж ни как не будет делать что-то во вред здоровью, или вопреки законам. Уверен, что люди все еще обладают человеческими характеристиками, не смотря на погоны, должности и звания.

Уже сейчас, зная причину смерти Андрея, на многое можно посмотреть другими глазами. Основной вопрос: а можно ли было предотвратить смерть? Таковые последствия чаще всего не наступают от непосредственно разрыва мочевого пузыря. По результатам экспертизы, разрыв усугубился перитонитом. Давность повреждения эта же экспертиза определила до 1 суток до поступления в Подосиновскую ЦРБ, т.е. не более, чем за сутки до 17 часов 5 апреля.

Если даже предположить, что Андрея ударили не в полиции, куда он поступил около 21 часа 4 апреля, то понятно, что скорейшее помещение его в больницу могло бы спасти человеку жизнь. Хорошо, врач, осматривавший пьяного в темноте в машине не заметил повреждений, и не мог бы, конечно узнать о травме мочевого пузыря, раз не добился внятного ответа о состоянии здоровья. И вот когда полиция поместила задержанного в КАЗ, то, на мой взгляд, и ответственность за его здоровье, в том числе, переходит на полицейских. Причем, персонально.

По показаниям полицейских Андрей не жаловался на состояние здоровья, скорую помощь вызвать не просил. По умолчанию, мы верим этим словам, ведь аудиозаписи "переговоров" не велось. Но, можно ли было заметить какие-то отклонения в здоровье?

Просматривая видеозапись с камеры наблюдения, можно обратить внимание на некоторые особенности, на мой взгляд, "человеческого" отношения к задержанному.



все смотрят кадры с камеры наблюдения

Андрей не был спокойным "арестантом". Особенно, в последние часы своего заключения. Он постоянно о чем-то просит дежурных, пытается стучать, показывает в камеру бутылку. И, что важно, простите за подробности, постоянно пристраивается в угол камеры, чтобы опорожнить свой мочевой пузырь. И чем ближе к утру, тем чаще. Любой нормальный человек по этим признакам поймет, что задержанному хочется пить и в туалет.

Сложилось впечатление, что, если бы выполнили его просьбу с самого начала, то он тихо и мирно лег бы спать до утра, никого не беспокоил. На чем основано это убеждение? Вспомните себя. Сможете ли Вы нормально уснуть, когда сильно хочется в туалет?

Андрея поместили в КАЗ около 9 часов вечера. Уже через 10 минут он стал проситься в туалет. Это и понятно, учитывая состояние опьянения и то, что до этого он лежал на холодной земле. Нет подтверждения, что именно в туалет, а не домой, вывод сделан на основании наблюдения за поведением, за тем, как иногда, даже, пытается "пристроится" к стенке, но останавливается. Целый час он стучал, звал... Дверь только 1 раз открывалась, видимо, для "внушений". Понял, что бесполезно, лег спать. Этот, самый первый раз, он спал дольше всего - около 40 минут. Потом возобновил попытки "достучаться".

После этого, сколько не ложился, уснуть не мог. Посидит, постучит, приляжет, опять стучать и звать. Нельзя сказать, что про Андрея забыли. Периодически в отражении оргстекла видно, что дверь в "дежурку" открывается, ему чего-то говорят, закрывается. Примерно через 3 часа после помещения в камеру Андрей стучится сильно, кричит, пытается показать, что хочет в туалет, уже видно, как он переминается с ноги на ногу.

Около полуночи один из полицейских уже не ограничился просто разговором. Дверь в камеру открывает, Андрей делает шаг навстречу, но... от сильного толчка в грудь, буквально, плюхается на скамейку. Дверь закрывается. После этого еще полчаса стука и просьб.

И вот, первый и единственный раз его сводили в туалет примерно в полпервого ночи, то есть через 3,5 часа после помещения в КАЗ. Получилось или нет, и почему... Никто этого не скажет. Полицейские дали показания, что с ним не заходили. Но по записи камеры наблюдения из коридора видно, как он проходит туда, а затем, всего лишь через 57 секунд, обратно. Быстро? Здоровый и трезвый человек, конечно бы успел...

Но уже через 20 минут Андрей вновь стал проситься. Может, на это повлияло и то, что после посещения туалета, Андрею дали бутылку с водой. Первую он выпил за 10 минут. Вторую - за час. По объему это около 2л. (учитывая неполное заполнение) жидкости.

И до этого, и после этого, трудно судить о поведении полицейских. Нормально это или нет - не реагировать на просьбы об естественных потребностях задержанного. Еще здоров или уже нет был в это время Андрей, и могли ли это определить полицейские. Владеют ли достаточными знаниями? Но, еще раз, хотелось бы быть уверенными, что они действительно понимают, что, поместив человека в заключение, берут в какой-то мере на себя и ответственность за его здоровье. Мне кажется, что должно было хотя бы "насторожить" поведение Андрея.

После посещения туалета и до вменяемых Окуловскому действий по превышению должностных полномочий прошло около трех часов. И за это время задержанный 27 раз пытался "пристроится" в угол камеры (в среднем, каждые 6 минут). Видимо, ни разу не получилось. За это же время он много раз пытался лечь, но максимально выдерживал около 3-х минут, а, обычно, всего секунд по 30. При этом ворочался, был неспокоен. Потом снова вставал, стучался, что-то просил, в том числе и показывая на бутылку.

И нельзя сказать, что его "не заметили". Не менее 8 раз дверь в дежурку (в коридор) открывалась, видно было, что Андрей заглянувшего слушает, отвечает, просит. Но самое "любопытное" произошло за час до вменяемого "толчка".

На записях камеры наблюдения видно, что дверь, ведущая в "дежурку" открывается, заходит Окуловский и, направляя сопло газового баллончика в щель (чтобы было понятно, кроме решетки, задержанного от полицейского разделяет сплошное оргстекло), делает несколько нажатий на клапан. Потом берет второй газовый баллончик и... повторяет все действия. Затем вышел на полминуты, и возвратился с третьим газовым баллончиком, чтобы вновь прыснуть в камеру с задержанным.

На заседании суда бывший полицейский объяснил, что в баллончиках не было газа, а он не хотел причинить вред задержанному и "просто хотел показать баллончик"! Показать? Оцените по стоп-кадру, почему Андрей мог не увидеть то, что ему "показывают"?


применение (угроза применения?!) газовых баллончиков

Пусть меня поправят юристы, но, на мой взгляд "показать" должно трактоваться, как "угроза применения специальных средств" и не очень согласуется с порядком применения таких средств, описанном в Законе "Об оружии". Да и в Законе "О полиции" не найти пункта, где в отсутствие угрозы для жизни, полицейский может "показать" оружие. И не просто показать само оружие, а продемонстрировать, как оно работает, произведя несколько нажатий "на курок".

Кстати, этот эпизод не был включен в обвинительное заключение. Или следствие его не заметило, или посчитали несущественным. Но судом кадры записи тоже были исследованы. После их просмотра уже как-то с недоверием относишься и к оправданию полицейского, что "толчок в спину" (вменяемое событие) был сделан неумышленно.

После этого еще около 50 минут Андрей просил воды, стучал, пытался лечь, но не может пролежать даже полторы минуты, постоянно пытается справить нужду в углу камеры. Может, отчаявшись, или, может, чтобы привлечь к себе внимание (а он знает, что за ним удаленно наблюдают), начинает рвать футболку, изготовив что-то типа веревки, которую, сидя на нарах, накинул себе на шею.

Да, внимание полицейских привлечено. Где-то в 3 часа 25 минут, наконец, дверь камеры открывается. Но ни кто не входит, чтобы отобрать опасный предмет - веревку (по кадрам видно, что она и после инцидента осталась в камере). Андрей сидит. Может, ему предложили сходить в туалет? Во всяком случае, он обернулся, как будто на оклик, встал, спокойно и беспрепятственно вышел из КАЗ в коридор, где его ждал полицейский. В том месте нет камеры наблюдения, и что там происходило, мы можем судить только по показаниям полицейских и зеркальному отражению в оргстекле.

Именно эта запись легла в основу обвинения. Кроме этого, показания свидетелей, экспертизы и...

Выдержки из приговора в отношении Окуловского

Доводы подсудимого о том, что умышленно Тиунцева А.Ф. он не толкал, физическая сила была применена в целях водворения Тиунцева А.Ф. в камеру в рамках представленных Окуловскому А.Н. полномочий и без их превышения опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Таким образом, суд считает установленным, что Окуловский А.Н. применил физическую силу в отношении Тиунцева А.Ф без каких-либо оснований, указанных в законе "О полиции" и должностном Регламенте, то есть незаконно, с превышением своих полномочий.

Показания подсудимого о том, что он не желал причинить физическую боль, телесные повреждения Тиунцеву, не предполагал, что тот упадет, действовал неумышленно в этой части, суд находит неубедительными.

Действия Окуловского А.Н., выразившиеся в применении физической силы в виде толчка Тиунцева А.Ф. в область лопаток, при том, что тот находился в состоянии алкогольного опьянения и не в полной мере координировал положение тела, с очевидностью имели цель достичь именно падения Тиунцева А.Ф. Совершая указанные умышленные насильственные действия, связанные с применением достаточной физической силы, Окуловский А.Н. безусловно осознавал неизбежность падения Тиунцева от толчка в спину. При таких обстоятельствах суд находит, что падение Тиунцева охватывалось умыслом подсудимого. Отношение Окуловского к получению Тиунцевым в результате падения физической боли и телесных повреждений не может быть признано неосторожным, так как Окуловский А.Н. осознавал неизбежность их причинения...

Суд квалифицирует действия подсудимого Окуловского Андрея Николаевича по пункту "а" части 3 статьи 286 УК РФ, как есть совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия.

Прокуратура просила признать виновным:

 - в совершении преступления, предусмотренного п."а" ч.3 ст.286 УК РФ и назначить наказание: 4 года лишения свободы и лишение права на 2 года занимать должности на государственной службе в системе МВД

- в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ в виде 200 часов обязательных работ

А, по совокупности, Прокуратура просила у суда: 4 года и 5 дней лишения свободы и 2 года занимать посты

По приговору

... назначить наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы с лишением права занимать должности в органах Министерства внутренних дел Российской Федерации сроком на 3 (три) года.
... наказание а виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, в течении которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление.

Кроме этого, со вступлением приговора в силу, Окуловский должен будет 1 раз в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства, которое, кстати, он тоже не может менять без уведомления этой инспекции.

О том, что будет

В ближайшее время в суд, скорее всего, попадет еще одно дело, связанной со смертью Андрея Тиунцева. Более серьезные обвинения, чем его осужденному бывшему коллеге, предъявлены еще одному полицейскому, который также дежурил в ночь пребывания Андрея в отделении полиции. В настоящее время обвиняемый знакомится с материалами дела.

Алексей Артемов


Фотографии по теме
Похожие материалы:
Комментарии 0
avatar
Copyright © 2008-2021гг. Подосиновец-Инфо (подробнее) (16+) для аудитории старше 16 лет