Главная » 2019 » Декабрь » 2 » Из истории Подосиновского района. Их судили по 58-ой...

Из истории Подосиновского района. Их судили по 58-ой...

02.12.2019 в 10:22 просмотров: 380 комментариев: 1 История

Владимир Сергеевич Жаравин (КОГБУ "Государственный архив социально-политической истории Кировской области") поделился с нашими читателями статьёй, где рассказывается о судьбе жителей нашего района, осужденных по статье за вредительство. Прокурором был отец известного писателя Фёдор Тендряков.


В.С.Жаравин

Дело о вредительстве в Подосиновском районе

В биографии известного писателя Владимира Фёдоровича Тендрякова (1923-1984) указано, что его отец Фёдор Васильевич Тендряков (1892-1941) был в 1937-1941 годах прокурором Подосиновского района Архангельской (с 1941 года Кировской) области. В Центральном государственном архиве Кировской области хранятся дела, которые вёл прокурор Тендряков. Перед нами одно из них – архивное судебно-следственное дело, на обложке которого написано: вёл его прокурор Ф.В.Тендряков. Раскроем дело.

1937 год. В колхозе «Богатырь» Шолгского сельсовета арестовывают председателя как «члена контрреволюционной организации» и в вину ему ставят умышленный развал колхоза. Районной прокуратуре было поручено проверить экономическое состояние колхоза. Материалы проверки выслали в Архангельск.

28 ноября 1937 года райпрокурор Ф.В.Тендряков получает предписание: «Областная прокуратура ознакомилась с материалами дела, из которого усматривается прямые факты вредительской работы в области сельского хозяйства в Вашем районе. Подобного рода факты контрреволюционного вредительства дают основание утверждать о наличии в районе контрреволюционной группы вредителей, орудовавшей в районе на протяжении целого ряда лет, поэтому расследование проводите по делу под этим углом зрения. Облпрокурор – подпись». (1)

Главных «вредителей» в сельском хозяйстве Подосиновского района вскоре нашли. Ими стали Хватов Ефим Григорьевич, заведующий районным земельным отделом (РайЗО) и Трубин Владимир Дмитриевич, старший агроном РайЗО. Их обоих арестовали 3 декабря 1937 года.

Почти 4 месяца шло следствие. 26 марта 1938 года было составлено обвинительное заключение, в котором в частности говорилось: «Хватов и Трубин проводили вредительскую практику руководства колхозами района, чем привели к снижению урожайности с 12,7 ц с га в 1933 году до 7,2 ц с га в 1937 году. Подорвав кормовую базу в колхозах, они добились снижения поголовья скота (крупнорогатого) на 29%». На основании этого против них было возбуждено уголовное преследование и проведён их арест. …

«Обвиняемые Хватов и Трубин из солидарности между собой в колхозах района, начиная с 1934 года по день их ареста, сознательно запутывали севообороты посредством неправильной разбивки полей, ввели в практику посева чересполосицу, вытесняли посев клевера, при составлении планов сева колхозам давали задания засевать на 30%, а в некоторых колхозах и больше овсом, малоценной культурой». (2) И так далее, и тому подобное. Всего обвинительное заключение на 12 листах. Следователи неплохо выполнили свою работу: были допрошены свидетели, собраны десятки справок, планов, объяснений. Всего более чем 200 листов доказательств «вредительства».

Обвинительное заключение было утверждено прокуратурой Архангельской области и направлено в областной суд. Для участия в судебном заседании было решено пригласить 15 свидетелей.

Подсудимым Хватову и Трубину был выделен адвокат, который знакомил их с обвинительным заключением и по их просьбе обратился в суд о вызове на заседание дополнительно указанных ими свидетелей и доставлении указанных ими документов. (3)

До самого судебного заседания Ефим Григорьевич Хватов и Владимир Дмитриевич Трубин находились в Великоустюгской тюрьме.

14 сентября 1938 года в городе Архангельске состоялось заседание областного суда под председательством судьи т.Смирнова, членов тт. Калининой и Шубиной, обвинителем был прокурор Подосиновского района Ф.В. Тендряков, защитником адвокат т.Ергин. (4)

В архиве сохранился протокол этого судебного заседания на 28 листах, где можно прочитать все выступления. В частности представитель государственного обвинения прокурор Ф.В.Тендряков в своей речи сказал: «Состав преступления подсудимых Хватова и Трубина как предварительно, так и судебным следствием является полностью установленным, и я прошу суд определить меру наказания подсудимому Хватову – расстрел, Трубину определить меру наказания - лишение свободы от 20 до 25 лет с поражением в избирательных правах. Такой приговор будет соответствовать содеянному».(5) Мы видим, что прокурор традиционно попросил максимальный срок для обвиняемых. На этом первое заседание суда закончилось.

Следующее заседание состоялось через 2 дня – то есть, 17 сентября 1938 года. На нём выступил член коллегии адвокатов т.Ергин: «Учитывая, что подсудимый Хватов ещё молодой, имеет от роду только 25 лет, что он происходит не из классово-чуждых, я прошу эти обстоятельства учесть и моему подзащитному сохранить жизнь и ограничиться лишением свободы. Мои подзащитные Хватов и Трубин, действуя на практической своей работе, руководствовались теми директивными данными, которые спускались от облЗУ (областного земельного управления – В.Ж.) и Центра. Знали ли они, что такие указания являются вредительскими, они об этом не знали… применить к Трубину статью 58 УК нет никаких оснований, потому что имеющиеся материалы в деле не подтверждаются. Я надеюсь, что суд учтёт эти обстоятельства дела, и состав преступления моему подзащитному переквалифицируют со статей 58 п.7 и 58 п.11 УК на должностное преступление, то есть на ст.109 УК.(6) На суде дали возможность выступить и обвиняемым. В последнем слове Хватов говорил, что он никогда не был врагом народа, а виноват только в том, что, что не обеспечил руководство районным земельным отделом. Трубин заявил, что на скамье подсудимых он оказался потому, что «где он работал, орудовали враги народа», «никаким вредительством он не занимался.» (7)

Решение суда было такое: Хватова осудить на 20 лет исправительно-трудовых лагерей с последующим поражением в правах на 5 лет. Трубина осудить на 12 лет исправительно-трудовых лагерей с последующим поражением в правах на 3 года. (8)

Как видим, суд вынес наказание меньше, чем требовал прокурор, но больше чем просил адвокат.

Обвиняемые были отправлены в лагеря Гулага отбывать наказание.

На этом дело не закончилось. 27 января 1938 года председатель Верховного суда РСФСР Рубичев внёс протест в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РСФСР по делу Хватова и Трубина. В протесте в частности говорилось: «Относительно Трубина нет данных о его принадлежности к контрреволюционной организации. Конкретные приписываемые Трубину вредительские действия не находят подтверждения в данном деле. Суд в приговоре смешал действия Трубина и Хватова, в результате ему приписали такие деяния, в которых его участие не установлено.» (9)

Коллегия Верховного суда РСФСР в приговоре в отношении Трубина переквалифицировало его деяния на статью 111 УК РСФСР и определило ему наказание в 1,5 года. В виду отбытия этого срока Трубина из-под стражи немедленно освободить. (10)

Владимир Дмитриевич Трубин отбывал наказание в Усольлаге НКВД СССР (станция Соликамск Пермской области). После освобождения он уехал в г.Котлас Архангельской области, где честно трудился и оставил добрую память о себе.

В отношении Ефима Григорьевича Хватова Верховный суд РСФСР в 1939 году приговор оставил прежний. Однако в 1945 году Верховный суд РСФСР снова рассмотрел это дело и отменил решение Архангельского областного суда в отношении Хватова за недоказанностью.(11) Е.Г.Хватов был освобождён из заключения с полной реабилитацией. В дальнейшем он проживал на станции Вожега, затем в г.Сокол Вологодской области.

Владимир Дмитриевич Трубин был полностью реабилитирован 24 июня 1992 года, когда дело Архангельского областного суда и решение Верховного суда РСФСР в отношении Трубина были отменены и дело прекращено из-за отсутствия в его действиях состава преступления.(12). Справка о реабилитации В.Д. Трубина была выслана ему в г.Танаково Тверской области.

Справедливость восторжествовала.

Приводимое нами судебно-следственное дело показывает, что в 1937-1938 годах, в «пике» сталинских репрессий, кроме особых совещаний, троек и других внесудебных органов, действовали и суды с обычным порядком: вызовом свидетелей, защитой адвоката, обжалованием решения суда в вышестоящих органах.

В то же время мы видим приметы того времени: во всём видеть контрреволюционные происки, вредительство. И юристы того времени: судьи, прокуроры, адвокаты – выполняли социальный заказ и сами не были защищены: так в городе Кирове в то время были репрессированы председатель областного суда С.С.Постников, заместитель председателя областного суда Г.С Эймонтов и другие. Поэтому мы не даём никакой оценки деятельности Подосиновского районного прокурора Фёдора Васильевича Тендрякова. Он был человеком своего времени и проводил, как он сам считал, линию партии везде, где работал. А в 1941 году ушёл на фронт и погиб, защищая Родину.

Примечания:

  1. ЦГАКО (ГАСПИ КО) Ф.Р-6799 Оп.6 Д.7320 Л.2
  2. Там же Л.224
  3. Там же Л.245
  4. Там же Л.287
  5. Там же Л.314
  6. Там же Л.313
  7. Там же Л.314
  8. Там же Л.318
  9. Там же Л.331
  10. Там же Л.332 об.
  11. Там же Л.350 об.
  12. Там же Л.369

Фотографии по теме
Похожие материалы:
Комментарии 1
0
1 Nickname3311   (02.12.2019 16:39)
И какова же мораль? Владимир Трубин и Ефим Хватов благодаря несправедливому приговору суда остались живы. А прокурор Федор Тендряков погиб в первый же год войны.и даже никто не знает где покоятся его останки, потому как он пропал без вести.

avatar
Copyright © 2008-2019гг. Подосиновец-Инфо (подробнее) (16+) для аудитории старше 16 лет